Виктория Андреева подтвердила ваш запрос в друзья

Все оповещения (7)

Главная/Библиотека

Библиотека

Здесь вы можете прочитать приключенческую историю Ньюка

Глава 19. Мефистофель – это кто?

На следующее утро Ньюка было не узнать: нет-нет, не о романтике пришла в его голову мысль! Не о любви и девчонках. Хотя накануне, Малыш голову дал бы на отсечение, что друг попал в сети Афродиты – дочери Урана. И ему точно улыбался и старался нашкодить лукавый, пухленький мальчонка по имени Эрот. 

Малыш проснулся и увидел Ньюка, молча сидевшего на балконе. 

– О! Что случилось? 

– В том-то и дело, что ничего! А может произойти… 

– Что? Где и когда? – Малыш спросонок никак не «включался». Сел в кровати. – Мы что-то натворили? 

Теперь Ньюк удивился: 

– Что, где и когда? 

– Странный ты сегодня… И сидел, как каменный истукан… Или скульптура этого, как его имя… Забыл…  

– «Мыслитель», Огюст Роден. 

– Во-во! То молчишь, слушаешь, как я соплю во сне, то странно разговариваешь… 

– Понимаешь, Малыш, в мире в состоянии постоянной борьбы находятся Добро и Зло. Почему? 

– Чтобы равновесие было! Что тут думать? Черно-белая зебра – и все! 

Неожиданно Ньюк сказал: 

– Вставай! 

– А поваляться немножко можно? Куда спешить? 

– Нельзя. Время не ждет! По коням! – и свистнул оглушительно, как будто Сивку-Бурку подзывал, а не скейты. 

Малыш даже подскочил на кровати, а его ховерборд, который раньше был простой летающей доской с электронно-реактивной начинкой, превратился  в серебристого коня. 

– Летим на базу, то есть на крышу! – Ньюк оказался верхом на золотом коне. Малыш не успел рассмотреть ни того, ни другого коня – парочка стремительно унесла парней в вышину. 

– Какие-то гонки по вертикали! – пробурчал Малыш. А когда они ворвались в Центр, спросил, как можно мягче: – И что дальше? 

– Смотри сюда! – Ньюк коснулся пальцем кнопки, и на экране высветились картины литовского художника Микалоюса Чюрлениса «Истина» и «Рекс». – Самые умные из людей всегда задумывались над вопросом: «Зачем пришел человек на эту Землю? В чем смысл его существования?». Пытались понять истину, а она все ускользала… Вот на картине люди – это мотыльки. Они летят на свет истины, обжигают крылья и падают замертво. Другие, видя это, все равно летят…  

– Зачем? – Малыш удивился. – Ведь видят же, чем это заканчивается… А кто этот, что с насмешкой наблюдает? 

– Ты неточно выразился: не с насмешкой, а с сожалением и сочувствием. Это тот, кто все знает. 

– А раз знает, то погасил бы свечку! Мотыльки перестали бы лететь и обжигать крылья… 

– Выключить истину? Оригинальное решение! – Ньюк расхохотался. – Да знаешь ли ты, что в человеке живет этакий микроб, который его гложет: а что там, за горизонтом? И перемешано в нем Добро со Злом – фифти-фифти… 

– И во мне? А вообще-то точно! Иногда покусать кого-нибудь хочется… 

– Во всех. Смотри на картину «Рекс». Рекс – это царь! И человек – царь. Половина темного в нем, половина светлого. И Хозяин Кайласа – Шива – тоже царь, в котором и Добро есть, и Зло… 

– Как же, как же, Зло еще как помню – удирали оттуда с космической скоростью. Только глянул, – и Малыш скорчил рожу, а руки когтисто выставил вперед. 

– Похоже… – Ньюк улыбнулся. – Шива – Разрушитель. Для того чтобы построить новое, надо старое разрушить. Чего бы это ни касалось. – Потом глянул исподлобья и быстро спросил: – Хочешь, с Мефистофелем познакомлю? 

Ньюк улыбнулся. 

– О, у него столько ликов, столько имен! В Каунасе даже музей организовали. Так и называется – Музей чертей. 

– Интересно-то как! Давай слетаем? – у Малыша сразу загорелись глаза, словно личное, именное приглашение от чертей получил. 

– Это потом как-нибудь. И Чюрленису заглянем, там рядом музей есть этого, «поцелованного» Шивой, человека. Ведь художник, композитор, пианист, Поэт… Да и колокольную музыку грех не послушать – редкое явление! Ты спросил, кто такой Мефистофель? 

– Ой, я уже забыл…. Ты меня совсем заговорил. Так, кто? 

– Воплощение Зла. Умного, сильного, даже всесильного, хитрого, коварного…. В общем, все, что ты знаешь и не знаешь плохого, – Он! И имен у него – десятки, сотни…. Мефистофель, Дьявол, Сатана, Черт. Он прячется в укромном уголочке души каждого человека, а при определенных обстоятельствах, когда ему выгодно, вылезает наружу. И показывает себя во всей красе – мало не покажется! Но он всесилен, как и Добро, потому что родом из одного племени…. 

– А почему дерутся с Добром? Что-то не поделили? 

– Ага. Душу человека не поделили. Вот и выгнали Мефистофеля, или как там его зовут, из племени. За хулиганство. Теперь он мстит, а платят за все люди…. 

– Так хочешь с ним познакомиться? Не боишься? 

– Да ладно…. Не бери на слабо. Летим! А куда? 

– Вообще-то в ад, но это 18+. Тебе нельзя. 

– А там уже кто-то был? 

– Данте Алигьери, Вергилий на экскурсию водил…. Жуть! Еще один из людей с Мефистофелем сделку заключил. Но его Ангелы вырвали из лап чертей и унесли в рай. Он уже старый и слепой был…. 

– Вот давай к нему слетаем! Что за сделка? 

– Полетели, по дороге расскажу…. 

Ньюк и Малыш взмыли в небо. В августе какая-то прощальная жара вконец измучила, а воздух, чем выше, тем становился прохладнее. 

– Там, вдали, видишь сад? Под деревом отдыхает Фауст. Только я сам буду спрашивать, не вмешивайся – слушай! 

– Ух, как красиво! Это рай? Где-то здесь Радуга, на которую уходят домашние животные. Мама так говорит…. 

– Да, это вон там, дальше…. 

Парнишки приземлились на траву рядом со стариком, которого Ньюк назвал Фаустом. 

– Что привело вас, молодые, ко мне сюда? Так рано! 

– Мы ненадолго, доктор, за ответом. Вы истину искали – в чем смысл жизни? Зачем связались с Дьяволом? 

Фауст улыбнулся: 

– Он мне служил, как верный пес. Я ж ученый – мир хотел познать… 

– И как, узнали все? 

– Узнал. Лишь тот достоин жизни и свободы, кто каждый день идет за них на бой… 

– Так в этом смысл? А как же творческий полет? Борьба без края и конца? – Ньюк был настойчив. 

– Одно другому не мешает. 

Вдруг заклубилась пыль. 

– А вот и я! – лохматый черный пес – и сразу старец появился из клубка. – Зачем детей пугать? Я смирный! – расхохотался Мефистофель скрипучим, железным смехом.  

Малыш сразу замерз и посмотрел на Ньюка, отчаянно желая смыться. 

Фауст услышал его мольбу: 

– Домой летите. Свою ищите правду. Может, по-другому она сейчас звучит, но знайте – она есть! А с этим, – он кивнул в сторону Мефистофеля, – я уж разберусь без вас, – и замахнулся тростью. 

Ньюк и Малыш умчались.  

– Ничего себе, встреча! – прохладный ветер в лицо оживил Малыша. Он повернулся к Ньюку: – Больше не хочу с ним видеться! Свое, родное, Зло порядком надоело. Не знаю, как избавиться…. 

Ньюк смешливо глянул, скорчил рожу: 

– Забудь! Посмотри, как мир прекрасен! Ты еще не видел настоящего кошмара… И не надо, живи и радуйся, ищи свою истину. 

– Слишком много красивых слов. Я есть хочу! А дома нас ждет обед – вот истина на этот момент! 

И оба облегченно рассмеялись, плавно прибалконившись.

Загрузить ваш "Кадр дня!"