Виктория Андреева подтвердила ваш запрос в друзья

Все оповещения (7)

Главная/Библиотека

Библиотека

Здесь вы можете прочитать приключенческую историю Ньюка

Продажа нашей книги

30 глав, в бумажном виде

1000р, включая почтовые расходы

Минимальный заказ 3шт

newkland@yandex.ru

Глава 12. Бермуды

Зной  напал, как клыкастый монстр из-за угла – порвал в клочья футболку и джинсы. Теперь Малышу незачем делать дыры специально – и так в тренде, все ходят дырявые, полуодетые… В бутиках и в утиль-маркетах продают одежду сразу дырявую, чтоб не мучились, доводя штаны до нужной кондиции.

Поначалу весело смотрелись друзья и одноклассники: сквозь сетку из ниток на прорехе светилась загорелая кожа ног. Настоящее веселье началось, когда бабушки и дедушки приняли вид состоятельных «бомжей» – трендовая одежка стоит немало!

По-настоящему оценил Малыш свои спортивные штаны, когда к искусственно проделанным прорехам добавились натуральные, полученные в жаркой футбольной схватке на площадке.

 – Мам, не штопай – так продувает ветерком, жары не чувствуешь…

– Сам порвал – сам и штопай! Интересно, а если кроссовки порвутся, шнурками подошву привяжешь или пластырем залепишь?

– А что, это идея! Как вариант, купим новые…

Мама вздохнула:

– На тебя и твой футбол не напасешься… Может, плаванием займешься? Там сразу голым надо быть, плавки не в счет…

Малыш ничего не придумал в ответ, а сразу размечтался: «Ух, вот бы нырнуть в холодненькую водичку и пересидеть там лето!».

И тут – шлеп на балконе! Это Ньюк сразу примчался…

– Где, говоришь, «пересидеть» жару?

– В воде! Можно в море, еще в океане… Да в обычной речке тоже неплохо… Давай махнем куда-нибудь, иначе я сварюсь в микроволновке, в которую превратился каменный город. Какой-то бетонный монстр – дракон, а мы в его пасти… Зажевал он меня уже с костями!

– На крышу слетаем? – Ньюк насмешливо глянул на друга. У того вот-вот из ушей пар пойдет от перегрева, но потроллить не мешает!

Малыш только представил раскаленное покрытие и сразу с подозрением потрогал уши – со свистом пар пойдет или молча?

– Не-не-не… Нет уж! Ньюк, мы люди или как? Всем людям положен раз в году отпуск. Давай махнем на море?

– До обеда? Легко!

– Почему «до обеда»? – Малыш удивился.

– Так мы же всегда из путешествий к плюшкам успевали… Или к блинчикам… – Ньюк еле сдерживался, чтобы не расхохотаться.

– Да ну тебя! От жары мозги – в кисель, а ты с блинчиками своими…

– Ладно, не буду пока больше мучить пирамидами, загадками и тайнами вселенского масштаба. Давай слетаем к морю, а к пирамидам еще вернемся. Позже… 

– А родителям моим как объясним? Они же искать меня сразу начнут, – Малыш сморщил лоб, соображая, как поступить.

– Да никак. С Временем поиграем в прятки – остановим, и все!

– Значит, все-таки, сначала на крышу?

– Ну, да… Оттуда стартанем. Вперед!

Ветер дохнул жаром, перегретой резиной покрышек, тающим асфальтом и выхлопами бензина от неуемных авто, которые продолжали мотаться по улицам и трассам.

– Куда ж нам унестись от этой духовки? – Малышу было плохо…

– Смотри! – на мониторе золотом песочка заблистала картинка. – Остров в Атлантике! Райское местечко. Летим? Да не смотри ты с таким подозрением – нет там пирамид. И тайн никаких нет! Девушки встречаются, кокосы, бананы на деревьях растут – вот и все «тайны»!

– Девушки, говоришь… А зачем нам они? – Малыш недоуменно взглянул на друга.

– Так тоже люди!

– А, ну, ладно!

И ветер засвистал в ушах. У Малыша еще и в прорехах на летних «бермудах».

Так получилось, что шлепнулись их ховерборды прямо в тот золотистый песок на самом берегу. Получается, что свалились на пляж с неба. А поскольку в этих местах утро еще не наступило, сказывалась разница во времени, то в сумерках они едва не на голову двум девчонкам упали. Те с вечера засиделись, любуясь яркими звездами…

Первой мыслью… Нет, второй мыслью, потому что в таком нежном возрасте первой мысли обычно не бывает – не на чем ей основываться. Просто большая часть файлов в мозгу пустая, ждет нужной информации… А вот, вторая мысль и у Анни, и у Данки были вполне креативными! Данка решила, что Бог послал ей кусочек сыра, то есть, принца. Правда, алые паруса эта доска как-то не напоминала, но тоже ничего…

Анни последние три месяца зачитывалась на всех ресурсах инета сообщениями об НЛО. Сами понимаете, кто ей привиделся! Тоже креатив. «Охота» за инфой у Анни начинается с отпускного сезона. Каждый год! Папа ей уже втолковывал не раз, что бред этот придумывают газетчики или тронутые неадекваты. Пациенты не считаются с сезоном: у них обострение круглый год. А вот журналисты летом собирают урожай падающих звезд, клубнички и пришельцев. Причем немерено!

Фокус не в этом, а в том, что люди свято верят: есть НЛО, где-то по Земле бродят натуральные пришельцы… Проникают в голову тараканами и там остаются.

Как бы там ни было, девчонки испугались не на шутку. Как потом выяснится, «прилетельцы» Ньюк и Малыш свалились на голову, вернее, на песок двум сводным сестричкам. Очень сводным! У Данки мама, а у Анни папа по характеру и в жизни были искателями приключений. Сначала в экспедиции встретились сами, а потом стали искать приключения вдвоем. В этот раз прихватили своих девчонок – покупать их в Атлантике, поближе к Бермудскому треугольнику. Рисковали? Да!

Хорошенькие девушки могли вполне стать приманкой для монстра из глубин прорвы, которую люди назвали «Бермудским треугольником». И все из-за того, что самолеты, пролетая над этой злосчастной территорией, глохнут моторами и бесследно исчезают. Нет, где-то на дне, наверное, есть обломки, но где то дно?! Попробуй, достань!

Опять-таки, из тумана иногда выплывают «летучие голландцы» – корабли-призраки, а по волнам бегает, спасая терпящих бедствие пассажиров, Фрези Грант. Видели такую? Нет? Не повезло, значит! Красивая!

Френк и Натали увлеченно искали затонувшую Атлантиду. Искали давно, на этой почве судьбы их перехлестнулись. Атлантиду не нашли, хотя материалов на нее накопили много. Да, еще друг друга нашли, а теперь вместе с девчонками бороздили Атлантический океан.

Малыш, шлепнувшись в изумительно чистый песок, успел заметить две тени, скользнувшие за стволы пальм. Ньюк и увидел, и почувствовал дыхание посторонних, но суетиться не стал, чтобы не вызвать у них панику.

Нейтральной темой, конечно, были звезды.

– Ну, надо же! Звезды алмазами на миллион карат каждая! Последний раз сто лет назад такие видел, только в другом созвездии…

– Ньюк, ты с неба упал или с дуба? Что ты несешь?

– А что? – Ньюк начал подхихикивать, не выдержав тона.

И тут, наконец, любопытство Данки пересилило всякую осторожность. Это же надо! Забрались на край света, а там тоже по-русски разговаривают…

Огромный серый (в сумерках рассвета не особо разглядишь) глаз и маленький озорной носик высунулись из-за ствола:

– Вы кто?

«Этажом ниже», то есть за плечом – черная кудрявая голова и черный провал глаз на светлом лице – вторая любознательная… 

Ньюк даже голову не повернул, вроде как вообще тут ночевал:

– Гуляем. А что?

– Неоткуда тут «гулять»… Остров это! – из-за ствола показалось все лицо.

Ньюк усмехнулся:

– Мы заметили. Сверху. Меня зовут Ньюк, его, – кивнул в сторону друга, – Малыш…

Кудрявая голова пискнула из-за ствола пальмы:

– Ничего себе «Малыш»! На голову выше меня…

Ньюк ступней ноги коснулся своего летательного аппарата – ховерборда. Засветился маленький экран, а владелец этого ТС пригласил девчонок:

– Выходите из укрытия, тут все свои! Я Ньюк, то есть, Новый Карлсон. Да-да, внук того самого, что «живет на крыше». Только у деда был пропеллер, а у меня есть летающий скейт. Времена другие…

Кудрявая сразу призналась:

– Меня зовут Анни, сестренку  – Дана, но предупреждаю: мы книги не читаем с десяти лет. Мультики, сериалы – это да, есть такое…

– Понятно… Значит, о Карлсоне ничего не знаете? Ничего страшного… А что вы тут, на диком острове, да еще и ночью делаете?

Данка откликнулась:

– Родителей своих стережем. Во-он они – на яхте! – и показала рукой в сторону моря. Там качался на утренней волне парусник.

– От кого стережете?

– Да ни от кого, просто не мешаем. Родители наши – сводные, судьба свела, а мы с ними…

Ньюк и Малыш переглянулись:

– Ага. Понятно… – Малыш улыбнулся. Мои родители тоже любят прятаться, а мне приходится их стеречь.

Данка возмутилась его догадке:

– Ничего тебе не понятно! У них скоро спуск под воду, готовятся…

Ньюк сразу насторожился, а у Малыша тоже ушки на макушку поползли.

– А зачем спуск? Не секрет?

Дана фыркнула:

– Я вас умоляю… Какие секреты в таком перезрелом возрасте? Им по 35–40 лет… Старички уже! Просто клад ищут.

Девчонка так легкомысленно и просто произнесла такие оглушительно важные слова, что Малыш не выдержал:

– Полегче, а? Неужели и в самом деле все клады еще не найдены?

– Не знаю, наши ищут – значит, есть. Только нам не интересно. Правда, Анни?

– Данка, а что их не слышно давно? Может, спят? Или пропали – как те, с парусника, оставив спящих котов и кофе в чашках…

Утренняя прохлада обожгла ноги стылой водичкой, и они обе отскочили назад.

– Бр-р-р! – и Анни скосила взгляд в сторону ховерборда, как бы намекая.

– Становись! – Ньюк протянул руку девушке, потом, ухватив покрепче, взлетел и понесся в сторону яхты. Для приличия Анни поойкала, а потом сразу привыкла. Они еще пару кругов вокруг успели сделать, когда Дана и Малыш их догнали.

На палубе и в самом деле никого не было. Фрэнк и Натали ругались в каюте. Размахивали руками, что-то выкрикивали, тыкали пальцами в карты, разложенные на столе. В общем, были заняты процессом поиска клада.

Ньюк коротко бросил странные слова:

– Норд-ост 3 градуса…

Оба сразу замолчали, глянули на карту, а потом враз подняли головы и уставились на Ньюка.

– Откуда ты знаешь?

Ньюк еще не знал, можно ли с Фрэнком и Натали быть откровенным, потому ответил уклончиво:

– Чувствую…

Фрэнк внимательно посмотрел в глаза Ньюку, но не успел ничего сказать – «проснулся» телефон, чему еще больше удивились оба любителя приключений: и Фрэнк, и Натали.

– О! Очнулся, негодник! В следующий раз, когда вздумаешь фокусничать, выкину совсем! – худенькая, большеглазая Натали была явно мамой Данки. Кудрявый Фрэнк, видимо, был отцом Анни. Гены не спрячешь – выдают!

Дальше разговор шел на французском, английском, а для связки предложений четко слышалась русская речь. И для точек в конце – тоже.

По растерянности в выражении лиц Малыш понял: что-то стряслось, причем неприятное.

– Все, девочки, спуск отменяется! – Фрэнк сел, отрешенно глядя в стену каюты. – Вся навигация полетела к черту! С трудом прорвались, чтобы сообщить… Какие-то чудеса творятся там! – и он кивнул в сторону иллюминатора, где розовел рассвет, и плескалось море.

– Почему отменяется? – улыбаясь, спросил Ньюк. – А мы на что? Я и Малыш, а?

– Еще детей нам не хватало для драйва… – пробормотала Натали.

– Фрэнк, Натали и я спустимся, как планировали, – Ньюк был серьезен, как никогда. – Девушки и Малыш обеспечат безопасность здесь, на яхте…

Фрэнк и Натали переглянулись.

– А это мысль…

Ньюк знал: выбора у исследователей просто не было. У них с Малышом – тоже. Да какой он «Малыш»?! Закончился Малыш, как только с ним, Ньюком, связался. То, что вытянулся, в рост пошел, это еще ладно – заметил. И слова неизвестные влет стал понимать – тоже нормально – информация пошла… Но вот то, что мозг начал работать в режиме турбо… Это могут определить исключительно те, кто постоянно рядом. Родители работают, личная жизнь. В школе, если и заметят, то осенью.

«Отлично! – решил Ньюк. – Никто и не догадается раньше времени, не испортит парня шаблонами и штампами, не забьет шлаком мозг…».

Словно слыша рассуждения друга, Малыш, болтавший с девчонками на палубе, оглянулся. И улыбнулся.

Терять время Фрэнк не собирался.

 – А что ты можешь? С аквалангом плавал?

Ньюк оглянулся: в углу стоял ящик, закрепленный скобами к борту. Подошел, открыл крышку, будто знал, что там. Достал снаряжение, проверил баллоны, крепления. Просто раскрытыми ладонями провел по гидрокостюму, словно кожей мог почувствовать что-то неладное в цельном эластичном материале.

Натали с удивлением, напряженно следила за его действиями. Фрэнк успел выйти и о чем-то, жестикулируя, поговорить с девушками и Малышом. Видимо, отдавал распоряжения…

А потом началось ЭТО.

Океан ожил. Если бы все произошло внезапно и мгновенно – никто, даже Ньюк, не смог бы никого спасти. А так у Ньюка был хороший запас времени – минут десять.

Сначала гул и мелкая вибрация, «нарисовавшая» на поверхности воды мелкую рябь. Потом вода ринулась почти горным потоком в одну сторону, закручиваясь в спираль. 

Яхту сорвало с места, будто это был осенний сухой листок. Анни и Данка упали на палубе, и их понесло прямо в открытую дверь рубки. Ньюк принял всех влетевших в каюту с палубы и за минуту на девушек надел снаряжение, подав кислород. Еще успел улыбнуться и показать, как дышать. Они ничего не поняли, но сделали так, как надо – инстинкт самосохранения!

Натали, Фрэнк и Малыш действовали тоже очень быстро. Ньюк, мгновенно экипировавшийся, не скрывая своих возможностей, оставил пять секунд на то, чтобы осмотреть и поправить что-то в костюме Малыша.

Яхта ушла в провал колоссального водоворота. Словно картонную, водой выбило дверь и выдавило стекла иллюминаторов. Придавленные, словно размазанные по стенкам, недвижно темнели шесть фигур. Проститься они не успели – ни друг с другом, ни с белым светом…

Но «белый свет» был. Он появился совсем неожиданно – из глубины, куда их продолжал уносить поток…

Свет шел от вершин трех пирамид. В воде расстояния, размеры нереально определить, но Малышу показалось, что они больше, выше пирамиды Хеопса в Египте раза в три. Больше пятисот метров! И поверхность гладкая, будто стеклянная…

Фрэнк с трудом приподнял веки, чтобы проститься с любимой. Эх, Натали…

Металлическая коробка, в которую превратилась яхта, замедлила вращение по спирали. Чудовищная сила стала уводить эту коробчонку в сторону, не давая проваливаться глубже.

Ньюк очень устал. Мысленно запросил помощь у Малыша, но тот не знал еще, как эту силу применить.

Ни выхода, ни выбора у Ньюка уже не было – он запросил связь и помощь, подключившись к пику самой высокой из трех пирамид.

Ответ пришел почти мгновенно.

Медленно, так, чтобы не повредить влетевшие не вовремя организмы, «белый свет» начал их подъем. Зажатые в коробке каюты, с остатками кислорода в баллонах, шестерка прошедших испытание Бермудами оказалась на мелководье острова, с которого все началось…

Ньюк и Малыш очнулись первыми.

– Погуляли… – Ньюк огляделся. – Воды вокруг слишком много. Надоела…Ты как?

Малыш откликнулся:

– Живой! Отдохнули, называется, с девушками… Ой, как они? – Малыш хотел вскочить, но даже пошевелиться было трудно.

– Лежи уже… Сейчас я тебя расседлаю, сниму снаряжение…

Потом помогли девушкам, а Фрэнк уже обнимал Натали, помогая ей встать.

– Нам бы всем в госпиталь срочно, но, кроме обезьян, никого нет… – Натали покачала головой, разглядывая синяки на телах, причем у всех.

– Значит, все идем робинзонить. Запись под первой пальмой слева…

– Отлично! Ребята, мы все жи-и-вы-ы-е! Ура! Кому куда, а нам домой надо, – Ньюк усмехнулся. 

– На чем? На метле? – Дана вспомнила удивительный полет на скейте. – Вот бы доски сейчас… – девушка оглянулась и вдруг рванула в сторону моря: – Камера! Камеру выбросило на берег…

Все сгрудились вокруг, когда она принесла прибор.

– Ишь, ты, целенький! – удивился Фрэнк. – Ну-ка, попробуем включить… Работает! Вот это да-а-а…

Десять минут, не меньше, стояла тишина. Кадры получились уникальнейшие – не водоворота, не утлой яхточки, коробки, по сути… На дне четко обозначились развалины строений оригинальной архитектуры. Правда, все, кроме пирамид, обросло ракушками и имело жалкий вид. Все, кроме скульптуры лежащего у входа в полуразрушенное здание с колоннами, льва! Что-то напоминало Средиземноморские виллы…

– Это Атлантида… Боже мой! – простонала Натали. – Наша мечта, Фрэнки! Мы сюда все равно вернемся…

– Конечно, дорогая, – Фрэнк обнял жену за плечи. – Как же иначе? Теперь мы знаем, где она.

Ньюк и Малыш засобирались:

– Малыш, свистни наших жеребцов! Метла, мадемуазель, – ваше транспортное средство, женское…

На заливистый свист ховерборды примчались, слегка ошеломив Фрэнка и Натали.

– Вы хоть успейте бананов набрать, – крикнул Ньюк. – Пришлем вам спасателей.

Через полчаса они уже плюхнулись на балкон, даже одежда не успела просохнуть.

А Малышу теперь часто снилась та прорва, в которую они летели, и сон никак не заканчивался… И ведь обещал же Ньюк, что пирамид больше не будет!


Загрузить ваш "Кадр дня!"